Ле-Ману нужно избежать поспешных решений

Обновлённый вид Феррари California Spider
Обновлённый вид Феррари California Spider
07.04.2019
В дождевой гонке европейской F3 в Монце победу одержал Паскаль Верляйн
В дождевой гонке европейской F3 в Монце победу одержал Паскаль Верляйн
07.04.2019

Ле-Ману нужно избежать поспешных решений

Ле-Ману нужно избежать поспешных решений


Без колебаний, трагическая смерть датского гонщика вновь подымет тему о безопасности кольца Сартэ. На самом деле, дискуссии об этом уже начались — я знаю, что некие пилоты уже дискуссируют какие-то петиции.
Естественно, на данный момент Ле-Ману нужно избежать рефлекторной, поспешной реакции на трагедию. Необходимо подойти к дилемме взвешенно и не забывать о том, что трасса в Ле-Мане всегда была и должна в дальнейшем оставаться более небезопасной, чем сренднестатистический автодром.
Такая её природа. Две третьих кольца Сартэ пролегает по дорогам общего использования, а скорость, которую развивают гонщики на прямой Мульсан и в нескончаемых высокоскоростных поворотах еще выше, чем на большинстве обычных трасс нашего времени.
Только подумайте, была бы эта гонка настолько же симпатичной, магической и загадочной, если б проходила на каком-нибудь новомодном «тилькедроме»? Естественно, нет.
Но представить такое развитие событий нетрудно тем паче, в 70-х годах Западный авто клуб (АСО), организующий эту гонку, уже испытывал суровые опаски, касающиеся способности проводить соревнования на кольце Сартэ. В конечном итоге ему пришлось купить землю, примыкающую к прямой Мульсан, чтоб продолжать проводить тут дневные марафоны.
Тяжело представить, что бы было, если б гонку все таки пришлось перенести куда-нибудь на автодром имени Поля Рикара либо удлиненную версию кольца Бугатти тут же, в Ле-Мане. Можно только сказать со всей определенностью, что в данном случае мы навряд ли продолжили бы именовать эту гонку верхушкой мирового автоспорта.
Сложность марафона в Ле-Мане заключается не только лишь в том, что за один июньский уик-энд гонщикам необходимо провести в кокпите машин двое суток, да и в самой 13-километровой трассе.
В среде журналистов, пишущих об автоспорте, есть распространенное клише — «традиционные соревнования на выносливость». Мы привыкли обозначать этими словами любые гонки достаточной протяженности, у каких есть хоть какая-то история. Я уверен, что за свою карьеру журналиста называл так соревнования в Ле-Мане, Себринге, Дайтоне, Спа-Франкоршаме и Нюрбурге, также на автодромах Роад-Атланта и Уоткинс-Глен.
И все таки, из всех перечисленных гонок я бы особо выделил «24 часа Ле-Мана» и «12 часов Себринга» – хоть и не исключаю способности, что когда-нибудь причислю к этой избранной группе и дневной марафон на Нюрбургринге. Но сейчас германская гонка еще очень молода — ей всего каких-либо 43 года.
Кольцо Сартэ, трасса в Себринге и «Северная петля» Нюрбургринга сами по для себя являются вызовом для пилотов, в отличие от подавляющего большинства современных трасс. Спа, Роад-Атланта и Уоткинс-Глен даже очень хороши, фактически прекрасны, но, при всем почтении, все они же не очень далековато ушли от обыденных трасс. Помните, как не так давно новый автодром в Стамбуле называли новым Спа?
Я никак не утверждаю, что трасса в Ле-Мане должна оставаться музейным экспонатом, и что современные требования безопасности на кольце Сартэ полностью неприменимы. К тому же, и Западный автоклуб не закрывал глаза на эти трудности, а повсевременно облагораживал трассу в протяжении последней четверти века либо даже больше.
Не следует забывать, что в первой декаде нового тысячелетия были проведены суровые работы по повышению безопасности в правом повороте Indianapolis. Сейчас грустно узнаваемый поворот Tertre Rouge в 2007 году также подвергался реконструкции — на входе в него была увеличена зона безопасности.
Пока мы не знаем детализированных событий смерти Аллана Симонсена, но есть мировоззрение, что пилот умер вследствие лобового удара Aston Martin в отбойник в том месте, где в конкретной близости за ним находится дерево. Бугристые огораживания изготовлены таким макаром, чтоб гасить значительную часть энергии удара — в данном случае, разумеется, они этого сделать не смогли.
Все это похоже на трагическую случайность. Деревья имеют свойство расти ввысь и вширь — представьте, как они могли возрости в обхвате с тех пор, когда были установлены трехрядные отбойники повдоль прямой Мульсан в 1988 году.
Независимо от того, стала ли предпосылкой смерти пилота конкретная близость к трассе деревьев либо нет, их размещение в повороте Tertre Rouge и последующем за ним выходе на прямую Mulsanne должны быть пересмотрены. Если пришла пора повалить ряд тополей, на стволах которых некогда были краской нанесены белоснежные полосы, чтоб посодействовать пилотам ориентироваться на длинноватой прямой – означает, так тому и быть.
Западному авто клубу нужно использовать весь современный арсенал средств безопасности. Это могут быть и дополнительные шинные заграждения, и SAFER-барьеры [ударопоглощающие секции, которые не позволяют машинам отскакивать назад на трассу], и огораживания типа TecPro, интенсивно применяющиеся в мире.
Нет необходимости существенно поменять конфигурацию трассы, необходимо только продолжать увеличивать ее безопасность, что делается в протяжении последних 20-30 лет.
Я знал 1-го гонщика, который не желал, чтоб кольцо Сартэ претерпевало суровые конфигурации. Он никогда не скрывал, что это его возлюбленная трасса. И звали его Аллан Симонсен.